Новости экономики

Цифровой юань: CDBC или копия гонконгского доллара?

Чем сильнее интерес к будущей цифровой валюте Китая, тем больше мы понимаем, что данных о ней недостаточно. Тщательно изучая высказывания официальных лиц КНР, которые считаются авторами этого проекта, главный экономист Capital Economics по Азии Марк Уильямс поднял интересный вопрос: что если e-CNY или цифровой юань вовсе не является цифровой валютой центрального банка?

Большинство из нас уже знакомы с электронными деньгами посредством таких популярных приложений, как PayPal или Alipay, однако их сервисы привязаны к банковским счетам. Истинная цифровая валюта центрального банка обойдёт стороной кредитные учреждения и сделает нас непосредственными клиентами государственных финансовых органов. Получается, при оплате кофе, книги или любого другого товара мы будем использовать денежное обязательство центрального банка.

Ажиотаж вокруг цифрового юаня, FedCoin или BritCoin вызван следующим: токенизированные деньги, по сути, являются долговой распиской центрального банка, как и физические деньги. Для снятия средств со своего счёта мы можем использовать банкомат, но как только мы это делаем, сумма, которую банк должен нам, уменьшается. Государственный долг перед нами, в свою очередь, увеличивается.

Цифровые деньги устроены таким же образом. Когда мы переводим средства со сберегательного счёта на свои цифровые кошельки, коммерческий банк уходит из поля зрения, и на арену выходит центральный банк. Токены устраняют из расчётов кредитный риск. Транзакции могут оставаться анонимными, если только денежно-кредитное учреждение не захочет «поднять занавес» для проверки на предмет отмывания денег.

Однако, если Уильямс прав, то электронный CNY, который должен быть запущен в режиме мягкого запуска одновременно с зимними Олимпийскими играми в Пекине в 2022 году, может не иметь отношения к Народному банку Китая. Тогда это будет не CBDC, а своего рода цифровой родственник гонконгского доллара.

С 1846 года банкноты Гонконга находятся в ведении коммерческих эмитентов. Три банка, которые поставляют деньги, поддерживают полноту резервов посредством Управления денежного обращения Гонконга. Вот почему никто из сидящих на куче гонконгских долларов не беспокоится о платёжеспособности HSBC Holdings Plc, Standard Chartered Plc или Bank of China (Hong Kong) Ltd.

Читая заявления бывшего главы НБК Чжоу Сяочуаня, Уильямс пришёл к выводу, что цифровой юань может иметь такое же устройство. Электронный CNY будет денежным обязательством банка или финтех-спонсора цифровых кошельков. Они будут выпускать токены, каждый стоимостью 1 юань, и поддерживать резервные активы на своих счетах посредством центрального банка в соотношении 1:1.

Клиенты спокойно спят, а вот посредникам приходится платить. Предположим, у вкладчицы есть 100 юаней в китайском банке. Крупное учреждение, которое хранит её деньги, обязано хранить 12,5% обязательных резервов в НБК. Остальное кредитная организация с чистой душой может использовать для максимизации прибыли. Если пользователь переводит средства на свой e-CNY-кошелёк, банку придётся хранить все 100 юаней в НБК.

В модели цифровой валюты банк потерял бы весь депозит, чего не хочет ни один центральный банк, проводящий пилотный или экспериментальный проект с цифровой наличностью. Однако, если для удержания депозита кредитному учреждению нужно вносить наличные на полную сумму, ему всё равно придётся ограничить ссуды. Какой банк поддержит такой продукт?

Это одна из причин, почему Уильямс считает, что цифровой юань будет трудно внедрить. Потребители в Китае и так получают всю необходимую гибкость с помощью укоренившихся в обществе Alipay или WeChat Pay, которые предлагают высоко инновационные способы использования. Точно так же банки не захотят блокировать 100% даже части своих депозитов в неиспользуемых резервах. Дуополия Alipay и WeChat Pay, которая обрабатывает 94% рынка мобильных платежей Китая, вряд ли откажется от столь доходного сектора.

Итак, как заставить цифровой юань работать?

Изящное решение, как и в случае с любой другой формой денег, согласно теории хартализма – использовать принудительную силу государства. Всё, что нужно делать властям, – это платить госслужащим и требовать налоговые платежи только в официальной цифровой валюте. Платёжные платформы не будут иметь другого выбора, кроме как предложить альтернативу e-CNY. Возможно, что через несколько лет предложение этой опции покупателям станет обязательным.

Если решать будет рынок, то e-CNY вряд ли добьётся признания. Но правительству и не нужно оставлять это на усмотрение рынка», – считает Уильямс.

Давние амбиции Китая бросить вызов гегемонии доллара в мировой торговле никуда не делись. Цифровой юань, который станет популярным средством международных платежей, особенно в сети «Пояс и путь», только укрепит эту цель. Однако перед этим Пекин должен обеспечить широкое использование цифрового юаня внутри страны. Таким образом, более актуальным действием политиков может стать обуздание господства местных технологических титанов с минимальным ущербом для депозитной базы банков.

Окончательная архитектура новой валюты ещё неизвестна, но понимание e-CNY как двоюродного брата гонконгского доллара – синтетической цифровой валюты центрального банка, выпускаемой банковскими учреждениями и платёжными системами, – своего рода разминка мускулов государственной власти, которая поможет выполнить большую часть поставленных задач.

ICO telegram

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Виктор блоггер, философ, творческая личность. Его страсть к словам и чудесам цифрового мира – вот что побуждает его писать для вас.