Новости экономики

Как небо и земля — коренные различия фиатных и криптовалютных систем

Одна из основных целей биткоина (BTC) заявлялась как разделение денег и государства. На раннем этапе принятия криптовалюты это, безусловно, было мощным аргументом для криптоанархистских и техно-либертарианских сообществ, но что на самом деле это означает? По сути это призыв к нейтральной форме денег.

Будучи, по большей части, лишённым политической подоплёки, изначально биткоин представлял собой совершенно нейтральную, глобальную систему передачи стоимости, открытую и общедоступную, но при этом криптографически защищённую и верифицируемую. Криптоэкономика всё ещё находится на относительно раннем этапе своего развития, однако за десять с лишним лет, прошедших с момента её запуска, она в корне изменила представления о том, чем деньги могут или должны стать в будущем.

Третий халвинг биткоина, состоявшийся 11 мая, отражает чёткое различие между фиатными денежными системами, управляемыми по прихоти правительств, и криптоденежными системами, работающими с помощью программного обеспечения. Глобальный кризис, подобный тому, с которым мы сталкиваемся сейчас, является суровым испытанием для любой валютной системы, показывая текущие приоритеты держав.

Неограниченная способность печатать деньги в мире фиатных валют резко контрастирует с биткоином, который периодически сокращает выпуск новых монет посредством своей неизменной монетарной политики. Халвинг биткоина в контексте пандемии стал интересной отправной точкой для обсуждения принципиальной разницы между фиатной и криптовалютной парадигмами и распределением в них властных полномочий.

Фиатные денежные системы

Преобладающими в мире денежными системами являются фиатные системы, которые поддерживаются суверенным субъектом государства посредством властных решений. Такие валюты имеют ценность, потому что государство принуждает использовать их в качестве средства обмена, хранилища стоимости и расчётной денежной единицы, что является трёмя свойствами денег. Наиболее очевидным доказательством этого принуждения является то, что государство требует уплаты налогов в национальной валюте.

Такие отношения между государственными властями и деньгами уходят корнями на сотни лет назад, когда правительства и империи ставили на твёрдую металлическую валюту печать с изображением текущего правителя территории. Сегодня фиатные деньги принимают форму печатных листов бумаги, выпускаемых центральным монетным двором, находящимся под надзором государственного учреждения. Эти деньги поддерживаются государством, а не каким-либо товаром или ценным ресурсом.

Раньше Соединённые Штаты работали по золотому стандарту, при этом банкноты обеспечивались и подлежали выкупу за резервы драгоценных металлов, но массовый отток капитала в безопасное хранилище стоимости, коим являлось золото, во времена Великой депрессии побудил правительство отвязать доллар от базового сырьевого товара. Системные вызовы валютной системы, основанной на золоте, неизбежно привели бы к тому, что государство ещё больше бы абстрагировало связь с базовым ресурсом, причём до абсурдной степени. Короче говоря, фиатная валюта может рассматриваться как технический ответ в упрощении управлением деньгами в больших масштабах.

В мировой экономике циркулирует множество фиатных валют, но только одна из них достигла статуса гегемона — доллар США. После окончания Второй мировой войны в результате соглашения доллар был установлен в качестве глобальной резервной валюты. Несмотря на то, что соглашение подразумевало, что доллар будет обеспечиваться золотом, закончилось всё это полной отменой золотого стандарта при администрации 37 президента США Никсона, когда были созданы такие организации, как Международный валютный фонд и Всемирный банк, для поддержания нейтральной международной валютной системы с долларом в эпицентре.

Поскольку правительство способно печатать листы бумаги, подкреплённые ничем иным, как предоставленной властью. Кроме того, люди возлагают на правительство большие надежды и ответственность, чтобы оно должным образом контролировало монетный двор и устраняло экономическую нестабильность. Если правительство печатает слишком много денег, возникает инфляция, резко обесценивающая ценность денег в экономике. Некоторые правительства серьёзно просчитались при управлении денежной массой, что привело к гиперинфляции. В конечном счёте купюры больше подходили для растопки растопки камина и перестали походить на надёжное средство обмена.

Делает ли это государство тираном, объединяющим население в авторитарные финансовые системы, от которых оно не может отказаться? Конечно, есть много сторонников биткоина, которые поддержали бы это утверждение, но давайте посмотрим на это более широко. Причина, по которой управляемые государством валюты приобрели своё положение, заключается в том, что люди согласились подписать негласный общественный договор, стоящий за этими деньгами, поручая государству управление сложностями такой системы. Этот вопрос доверия имеет первостепенное значение и необходим для понимания того, что готов предложить биткоин.

Парадигма биткоина

В то время как в фиатных денежных системах денежно-кредитная политика в значительной степени зависит от того, что, по мнению законодателей, необходимо, биткоин и другие криптовалюты являются децентрализованными, автономными денежными системами, правила которых жёстко закодированы с момента их запуска. Программируемые, предсказуемые, имеющие универсальные правила для всех со дня своего создания, криптовалюты — это радикальные эксперименты по созданию и распространению стоимости, осуществляемые благодаря непревзойдённой демонстрации цифровой уверенности.

Монетарная политика биткоина уникальна тем, что она исполняется с помощью программного обеспечения с открытым исходным кодом, а не центральным монетным двором, контролируемым казначеями и политиками. Его основные функции включают в себя ограниченный объём, равный 21 миллиону BTC, примерно 10-минутное время создания блока, механизм поощрения за добычу BTC и самонастраивающаяся сложность майнинга для поддержания этих экономических «часов».

Важнейшей частью монетарной политики биткоина (мы говорим про халвинг) является периодическое изменение графика предложения BTC, которое происходит каждые 210 000 блоков или примерно раз в четыре года. Эта заранее запрограммированная, автоматическая дефляционная мера является беспрецедентной в истории денег и резко контрастирует с доминирующими фиатными денежными системами мира.

Такое устройство протокола в сочетании с ранее не использовавшимися экономическими стимулами и криптографической защищённостью позволяют биткоину поддерживать четыре основных атрибута: невозможность конфискации, устойчивость к цензуре, устойчивость к подделкам и устойчивость к инфляции. Или, проще говоря, устойчивость к тем самым ошибкам, которые постигали валютные системы в прошлом и настоящем.

Ну и куда это ставит биткоин по отношению к фиатным валютам? В то время как на протяжении лет многие лозунги возникали и исчезали — электронные деньги, «Прикончим ФРС», цифровое золото, «банковские услуги каждому желающему» и т.д. — наиболее актуальным на момент написания статьи и, возможно, в перспективе является понятие нейтральности денег.

Валюта в кризисе

Тема нейтральности денег раскрывается в гораздо большем дискурсе о распределении ресурсов в обществе. Обращение валюты указывает на общее состояние экономики и её жителей. Если такие ресурсы, как валюта, не являются широко распространёнными или доступными в разных слоях общества, развиваются патологии, очень похожие на нарушение кровотока в организме человека.

Настоящее испытание для сложно устроенных систем, таких как деньги или экономика, заключается в том, как они адаптируются к кризисам. Внезапное наступление кризисов, беспрецедентных или ставших результатом жёсткого пренебрежения, имеет тенденцию выявлять присущие нашей инфраструктуре недостатки и указывать на истинные приоритеты держав.

Количественное смягчение и иерархия денег

За несколько месяцев во многих странах пандемия коронавируса вывела из строя экономику, цепочки поставок и различные системы, которые поддерживают здоровье и благополучие людей. Большая часть основной инфраструктуры общества уже порушена и будет разрушаться и далее в результате эффектов первого и второго порядка, случившихся из-за вируса.

Во времена кризиса по типу надвигающейся рецессии или потенциального риска инфляции, правительства будут осуществлять денежно-кредитную политику, известную как количественное смягчение, при которой центральный банк печатает большую сумму денег и вводит эти деньги в экономику, покупая финансовые инструменты, такие как акции, облигации и другие. Хотя цель состоит в том, чтобы сохранить экономику на плаву, поддерживая целевые уровни инфляции, обеспечивая стабильность денежной системы и уверенность граждан в валюте, это может привести к росту инфляции и недоверию к валюте, из-за чего криптовалюты могут стать жизнеспособной альтернативой как для инвесторов, так и для населения.

Большая часть пакета стимулирующих мер правительства США на несколько миллионов долларов использует количественное смягчение для борьбы с резким падением рынка. При этом правительство предпочитает крупные корпорации мелким и средним предприятиям, которые имеют ограниченные кредитные программы, а миллионы людей и семей, пострадавших от пандемии, получают одну выплату в $ 1200 (на момент написания статьи). Почему всё выглядит так, будто правительство придаёт приоритетное значение тому, чтобы сохранить банки и корпорации, печатая для этого триллионы долларов, вместо того, чтобы прежде всего обеспечить благополучие своих граждан?

В немалой степени недостатки и ухищрения традиционной финансовой системы являются проблемой системного проектирования. Особенно полезной основой для понимания того, как возникла данная ситуация, является эффект Кантильона, теория 18-го века, разработанная французским банкиром и философом Ричардом Кантильоном, постулаты которой утверждают, что печать и распределение денег и богатства в обществе часто следует правилу ниспадающей иерархии (сверху вниз) — сначала ресурсы доходят до учреждений, а только потом до простых людей.

Финансовые системы и посредники на вершине этой пирамиды в непосредственной близости от правителей работают лучше, чем разрозненные и неэффективные системы, расположенные ниже по цепочке. Таким образом, согласно самому устройству системы богатые люди первыми получают доступ к новым деньгам, а до всех остальных людей, с течением времени, которого у многих просто нет, деньги доходят в меньшем количестве. Это самое очевидное явление традиционной финансовой системы, которая предпочитает Уолл-стрит, а не основное население.

Последовательность и логичность в хаосе

Хотя фиатные системы находятся под полным контролем своих надзирателей, такие криптовалюты, как биткоин, полностью управляются программным обеспечением, которое само по себе основано на высокой математической достоверности. В то время как системы фиатных денег, внедрённые правительством США, демонстрируют значительную напряжённость и «фаворитизм» в разгар глобального кризиса, экономические часы биткоина тикают без перерыва в серии заранее определённых протоколом обновлений графика предложения, основанных не на прихоти, а на программируемом с момента запуска механизме.

Халвинг биткоина — это противопоставление мерам количественного смягчения, применяемых в рамках денежно-кредитной политики в мире фиатов. Вместо того, чтобы быстро увеличивать предложение денег, валютная политика биткоина сокращает свой выпуск через заданные промежутки времени в процессе, который некоторые называют «количественным усилением» или «количественным ужесточением». Вся экосистема заинтересованных сторон (стейкхолдеров) в биткоин-пространстве — майнеры, трейдеры и холдеры BTC, должна адаптироваться к правилам этого программного обеспечения, и никак иначе.

Однако при оценке распределения полномочий в биткоин-сети и её нейтральности необходимо учитывать некоторые соображения. Во-первых, если мы проанализируем биткоин через призму эффекта Кантильона, мы действительно сможем увидеть иерархическое распределение стоимости в работе. В то время как сеть распределена и децентрализована, в отличие от фиатной системы с настоящим центральным банком, выпуск биткоина всё же проходит через определённых посредников, прежде чем он сможет свободно циркулировать, и имя этим посредникам — майнеры.

Выплаты за блок являются не только экономическим стимулом для майнеров за то, что они выделяют значительные ресурсы для обеспечения сети, но и собственно процессом выпуска валюты. Каждый новый биткоин удерживается майнерами, которые конкурируют за решение алгоритма проверки работы (PoW). Хотя курс продажи варьируется в зависимости от бизнес-моделей, операционных расходов, капитальных затрат и т.д., биткоин не входит в обращение, пока майнеры не продадут его на открытом рынке, который в свою очередь изобилует спекуляциями.

Теоретически майнеры являются единственными, кто способен скомпрометировать сеть посредством сговора с более чем 50% хешрейта. Несмотря на наличие сильных экономических стимулов для предотвращения этого, важно признать, что распределение ресурсов и власти — в буквальном смысле этого слова — весьма благоприятствует этим конкретным участникам сети.

Также следует отметить, что наличие абсолютно неизменной монетарной политики может привести к будущим осложнениям. Определённость и детерминированность являются уникальными и мощными характеристиками биткоина и других криптовалют, но это не защищает систему от непредсказуемых колебаний и экономических перекосов в будущем.

Например, в области теории хаоса существует понятие, что, казалось бы, детерминированные системы могут перейти в состояние беспорядка или хаоса, потому что они очень чувствительны к своему состоянию начальных условий. В контексте биткоина у модели доказательства работы (PoW) есть вероятность прийти к дальнейшей консолидации и монополизации сети в такой степени, что её децентрализация и распределение будут сведены к рукам минимального картеля игроков данной отрасли. Кроме того, пирамидальное распределение богатства в криптоэкосистеме может повторить грехи фиатной системы.

Преимущество финансовой системы с открытым исходным кодом заключается в том, что такая идеология вокруг адаптируемости биткоина может обогатить и повлиять на его дальнейшее развитие. Несмотря на то, что он может адаптироваться не так уж и быстро, в конечном итоге он сделает это путём глобального консенсуса.

Является ли биткоин совершенно нейтральной валютной системой? Пока нет. Однако, он является гребнем мощного техно-социального движения, которое стремится создать истинно нейтральные системы, поддерживающие жизнь и благосостояние. В эпоху неопределённости денежная система, принадлежащая и поддерживаемая совместно глобальной сетью единомышленников и связанная общим набором правил, имеет все возможности стать более привлекательной, поскольку традиционная система, к которой привыкло человечество, начинает давать сбои.

ICO telegram

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Виктор блоггер, философ, творческая личность. Его страсть к словам и чудесам цифрового мира — вот что побуждает его писать для вас.