Японский опыт поможет регулировать криптовалюту в России

Использовать его предлагает омбудсмен Борис Титов.

Титов предложил Эльвире Набиуллиной использовать опыт Японии для регулирования криптовалют («Ведомости» ознакомились с копией его письма председателю ЦБ). Япония дала определение криптовалютам и услугам по их обмену, пишет бизнес-омбудсмен: она признала виртуальную валюту не деньгами, а эквивалентом имущественной ценности, которую можно использовать в качестве платежного средства, покупать и продавать неопределенному кругу лиц. Япония также отделила их от электронных денег, у которых есть эмитент, который решает, кто и как будет ими пользоваться. У виртуальных денег эмитента нет, а пользоваться ими может любой, кто их признает.

Криптовалюта (самая известная из них – биткоин) – это программный код, который не регулируется ни одним банковским надзорным органом в мире и не имеет эмиссионного центра. Создают код, или добывают условный ограниченный ресурс, сами пользователи за счет вычислительной мощности компьютера. Криптовалюту можно добыть самостоятельно или купить на зарубежных торговых площадках.

Японское регулирование вылилось в три основных пункта, пишет Титов. Во-первых, страна стала регистрировать операторов, обменивающих криптовалюты на реальные деньги. Поставщики услуг по обмену криптовалют должны проверять транзакции (включая данные о клиентах) и сообщать о тех, что вызывают подозрение, хранить протоколы проверок. Это должно защитить от использования криптовалют для отмывания грязных денег. Во-вторых, Япония защитила права продавцов и покупателей криптовалют. Она разделила управление денежными активами и криптовалютами и обязала проводить для этого аудит. Также Япония внедрила процедуры работы с претензиями.

Александр ГалицкийУправляющий партнер фонда Almaz Capital
«Создать прорывную технологию, изменяющую жизнь, можно лишь в той стране, где государство вовремя примет законы и регулирующие правила, которые бы открывали дорогу новым технологиям. Если какая-то страна запретит, например, самоуправляемый автомобиль, криптовалюты или стволовые клетки, то ожидать появления прорывных технологий в этих областях нельзя». В интервью «Ведомостям» в январе 2017 г.

Наконец, регулирование коснулось НДС. Япония освободила от него операции по обмену виртуальных валют на деньги, а при использовании ее как платежного средства НДС должен начисляться. В сделках с обычной валютой налоговая база исчисляется исходя из суммы выплаченного, а для виртуальных валют она должна зависеть от рыночной цены актива или услуги. Как быть с налогом на прибыль и корпоративным налогом, взимаемым со сделок с использованием виртуальных валют, японское Национальное налоговое агентство пока не уточнило, пишет Титов: совет по стандартам бухучета Японии задумался о новых правилах в связи с появлением виртуальных валют.

Российские Минфин и ЦБ пока обсуждают будущее криптовалют. Представитель Минфина пообещал в ближайшее время представить предложения в правительство. Представитель ЦБ вчера не ответил на запрос «Ведомостей».

Замминистра финансов Алексей Моисеев в начале июня рассказывал, что регулирование криптовалют будет похоже на регулирование деривативов. Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков также предлагает считать криптовалюту финансовым инструментом наравне с ценными бумагами и деривативами. Эти сделки НДС не облагаются, поэтому не должны облагаться и сделки с криптовалютой, рассуждает он.

При обращении криптовалют должны соблюдаться нормы противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма: нужен принцип «знай своего клиента» и учет транзакций, подчеркивал Моисеев.

Зампред ЦБ Ольга Скоробогатова предлагала считать криптовалюты цифровым товаром с уточнением законов в части налогов, контроля и отчетности. Если рассматривать криптовалюты как деньги, потребуется валютный контроль, объяснял Моисеев, а он не нужен, ведь это не иностранная валюта.

В России степень проработки законодательства о криптовалютах пока близка к нулевой, считает Аксаков: сейчас ведется дискуссия о терминологии, что считать криптовалютой. Основной пункт, нуждающийся в определении, – это криптовалюта, признает представитель Qiwi Константин Кольцов, призывая дать правовую оценку того, что такое майнинг криптовалют: в законодательстве это не урегулировано.

А вот регулировать обменники криптовалют на реальные деньги стоит, чтобы это можно было делать и в России, считает Аксаков. Сейчас добытчики криптовалют пользуются для вывода средств зарубежными биржами азиатских стран, где это разрешено, – например, Японии и Китая, уточняет Кольцов.

Мягкое экономическое регулирование – основная возможная модель для современного государства, которое хочет быть инвестиционно привлекательным, рассуждает партнер КПМГ Николай Легкодимов. Он уверен, что Россия способна успешно адаптировать японскую модель. А технологический запрет Легкодимов приравнивает к железному занавесу.

Источник: vedomosti.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*