ICO, STO и IEO

Почему регуляторы не справляются с волной первичных размещений цифровых токенов

«2 августа я заработаю *баную кучу денег на ICO Stox.com». Эти слова, опубликованные в июле на Instagram, сделали боксера Флойда Мейвезера первым среди крупных знаменитостей, поддержавших первичное размещение цифровых токенов, пишет Insider.

Stox, онлайн-платформа для торговли прогнозами, собрала более 30 млн долларов, и часть этой суммы, похоже, попала прямо в карман Мэйвезера — как знак благодарности за поддержку.

Его примеру вскоре последовали и другие знаменитости, включая Пэрис Хилтон. Увы, этот источник «легких денег» вскоре может иссякнуть: в начале ноября Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) объявила, что считает подобные акции с участием звезд рекламой, которая может быть незаконной, если компании не будут прямо говорить, сколько платят знаменитостям за продвижение.

Этот эпизод — лишь последний в длинной череде событий, иллюстрирующих всеобщее помешательство на ICO. Год назад об этой форме финансирования мало кто слышал; сегодня она популярнее, чем традиционные IPO. По данным Coinschedule, за последние 12 месяцев прошло более 200 ICO, а общая сумма собранных средств составила 3,3 млрд долларов, сообщает The Economist. Для сравнения, за предыдущий период эта сумма равнялась примерно 70 млн долларов.

Восстание токенов: Что мешает правительствам регулировать ICO

Такой рост популярности ICO — одна из причин резкого взлета биткоина (Bitcoin), который 2 ноября стоил около $7500. Как недавно заявил бывший сотрудник SEC Бенджамин Лоуски, «регулирующие органы никогда не видели, чтобы новый финансовый продукт набирал популярность такими темпами».

Неудивительно, что ICO привлекают внимание правительства. В Китае и Южной Корее, где ICO идеально вписались в местную культуру азартных игр, этот метод финансирования уже объявлен вне закона.

Многие регулирующие органы в западных странах ясно дали понять, что рассматривают по крайней мере некоторые из криптовалют, продаваемых в ходе ICO, как ценные бумаги, к которым должно применяться соответствующее законодательство.

SEC высказала подобное мнение одной из первых, заявив в отчете по DAO (одному из неудачных первых ICO), что такие предложения должны проходить регистрацию или подавать отдельную заявку на освобождение от следования общим правилам. Как бы то ни было, главные проблемы в области регулирования остаются нерешенными.

Самый насущный из открытых вопросов — что в действительности представляет собой токен, — говорит Питер ван Валкенбург из аналитической компании Coin Center.

Технически ответ прост, по крайней мере, для тех, кто знаком с криптовалютой. Токены — это, по большей части, записи в блокчейне Ethereum, распределенном реестре, копии которого находятся на сотнях тысяч компьютеров по всему миру. Эта система похожа на ту, которая лежит в основе биткоина, однако платформа Ethereum не только контролирует криптовалюту эфир (ETH/USD), но и поддерживает смарт-контракты, программы, определяющие условия деловых соглашений.

Инвесторы посылают свои эфиры через смарт-контракт ICO; система регистрирует полученные средства и генерирует токены, которыми можно торговать, как независимой криптовалютой. Эмитент ICO получает собранный эфир и может использовать средства для разработки своего проекта.

С юридической точки зрения все куда сложнее, говорит Кевин Вербах из Уортонской школы бизнеса при Университете Пенсильвании. Например, SEC утверждает, что технология не имеет никакого значения: если токены используются для сбора средств, они должны считаться ценными бумагами.

Сами эмитенты ICO убеждены в обратном: хотя токены изначально используются как средство финансирования, впоследствии они часто выполняют конкретные функции в проектах, которые финансируют, и, следовательно, их следует рассматривать по-разному в каждой конкретной ситуации.

В пример можно привести стартап Filecoin, собравший на ICO рекордную сумму в 252 млн долларов. Это онлайн-рынок, где пользователи смогут сдавать в аренду неиспользуемое место на своих жестких дисках, и токены будут использоваться на нем как внутреннее средство оплаты.

Страсти по токенам

Однако большинству эмитентов будет непросто убедить SEC и другие регулирующие органы в том, что их токен полностью утилитарен. Кажется, что для многих фирм, таких как Kik, сервис обмена сообщениями, собравший около 100 млн долларов, привлечение средств все-таки остается приоритетом.

Для других эмитентов проблема заключается в том, что токены, которые они продают, предназначены для проектов, существующих только на бумаге, и поэтому на момент ICO не могут иметь никакой другой функции, кроме получения средств. Опять-таки, большинство инвесторов в настоящее время покупают токены не ради их будущего использования, а исключительно с целью спекуляций на их стоимости.

Чтобы избежать чрезмерного контроля, эмитенты нагружают работой юристов. Одно из наиболее популярных в Америке юридических решений называется SAFT (Simple Agreement for Future Tokens, «Простое соглашение на будущие токены») — по сути, это способ приобрести не сами токены, а опцион на их покупку. Такое решение позволяет обойти проблемы с проектами, в которых токены еще не используются.

Так или иначе, привлечение средств становится все более сложной задачей, и потому на первое место выходит маркетинг. Одним из результатов этого процесса стал пресейл — практика, при которой первые инвесторы часто получают большую скидку, чтобы повысить спрос на ICO.

Второй важный открытый вопрос заключается в том, как токены будут вписываться в нормативную среду.

Будучи, по сути, программным кодом, они могут принимать форму любого финансового продукта. «Они соединяют все классы активов в одном», — говорит Лекс Соколин, консультант Autonomous Research. Это может привести к явным юридическим трениям, особенно в США, где различные классы активов регулируются различными агентствами.

Правда, в других юрисдикциях все может быть не так сложно. Многие криптовалютные организации размещают свои штаб-квартиры в швейцарском городе Цуге, где они могут сэкономить на налогах, а власти пока не склонны считать токены ценными бумагами.

В январе в Гибралтаре вступит в силу «технологическая система для работы с распределенными реестрами» (которая, впрочем, не связана непосредственно с ICO). Важным неизвестным в этом уравнении остается Китай, который, несмотря на запрет ICO, явно заинтересован в криптовалюте и всем, что с ней связано, — во всяком случае, пока власти чувствуют, что могут контролировать этот рынок.

Наконец, возникает вопрос о том, как будут регулироваться предприятия, финансируемые посредством ICO.

Найти на­деж­ное ре­ше­ние жиз­нен­но важно, так как мно­гие из них счи­та­ют себя со­вер­шен­но новым типом ор­га­ни­за­ций.

Идея в том, что, ос­но­ва­те­ли, со­труд­ни­ки и поль­зо­ва­те­ли яв­ля­ют­ся рав­но­прав­ны­ми дер­жа­те­ля­ми то­ке­нов, за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми в рас­ши­ре­нии своей сети, что по­вы­сит цен­ность их ак­ти­вов. Любая иерар­хия в таких усло­ви­ях ста­но­вит­ся чисто умо­зри­тель­ной. Эти ор­га­ни­за­ции будут «де­цен­тра­ли­зо­ван­ны­ми», а управ­лять ими будут, по край­ней мере, ча­стич­но, не люди, а пре­сло­ву­тые смарт-кон­трак­ты.

До­бить­ся того, чтобы все это ра­бо­та­ло как за­ду­ма­но, будет непро­сто, о чем сви­де­тель­ству­ет слу­чай Tezos, стар­та­па, ко­то­рый при­влек 232 млн дол­ла­ров, чтобы фи­нан­си­ро­вать раз­ра­бот­ку еще од­но­го блок­чей­на.

Новая вер­сия долж­на быть осна­ще­на слож­ным ме­ха­низ­мом са­мо­ре­гу­ля­ции, ко­то­рый по­мо­жет из­бе­жать про­блем, ти­пич­ных для бит­ко­и­на (самая по­пу­ляр­ная крип­то­ва­лю­та ре­гу­ляр­но стал­ки­ва­ет­ся с угро­зой рас­ко­ла со­об­ще­ства, когда раз­лич­ные фрак­ции не со­гла­ша­ют­ся по тем или иным во­про­сам раз­ви­тия, и мно­гие счи­та­ют, что это может при­ве­сти к ее краху). Вла­дель­цы то­ке­нов Tezos по­лу­чат право го­ло­са, про­пор­ци­о­наль­ное объ­е­му их ак­ти­вов, и смо­гут де­ле­ги­ро­вать его тре­тьим лицам.

По иро­нии судь­бы, Tezos стала пер­вой крип­то­ва­лют­ной ор­га­ни­за­ци­ей, ко­то­рая столк­ну­лась с се­рьез­ны­ми про­бле­ма­ми в об­ла­сти управ­ле­ния. Учре­ди­те­ли вы­бра­ли весь­ма слож­ную юри­ди­че­скую струк­ту­ру, ко­то­рая вклю­ча­ет в себя швей­цар­ский фонд, кон­тро­ли­ру­ю­щий доход с ICO.

Те­перь они ока­за­лись втя­ну­ты в пуб­лич­ный кон­фликт с гла­вой этого фонда по по­во­ду того, как управ­лять со­бран­ны­ми сред­ства­ми. Более того, круп­ный вклад­чик подал на учре­ди­те­лей в суд за пред­по­ла­га­е­мые на­ру­ше­ния за­ко­на о цен­ных бу­ма­гах, ко­то­рые Tezos от­ри­ца­ет.

Про­бле­мы Tezos, а также общая мания во­круг ICO, по­бу­ди­ли неко­то­рых эми­тен­тов пе­ре­осмыс­лить свой под­ход.

Blockstack, чей ICO нач­нет­ся 13 но­яб­ря, обой­дет­ся без пре­сей­ла и вме­сто этого предо­ста­вит поль­зо­ва­те­лям скид­ку. Ком­па­ния также ре­ор­га­ни­зо­ва­ла себя в «об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию», ко­то­рая может стре­мить­ся к по­лу­че­нию при­бы­ли, но обя­за­на тра­тить зна­чи­тель­ную ее часть на благо об­ще­ства. Ожи­да­ет­ся, что Blockstack по­бьет ре­корд Filecoin по объ­е­му со­бран­ных средств. Прав­да, и ам­би­ции ком­па­нии крайне вы­со­ки: раз­ра­бо­тать про­грамм­ное обес­пе­че­ние и сер­ви­сы, ко­то­рые поз­во­лят сде­лать ин­тер­нет, где сей­час до­ми­ни­ру­ют тех­но­ло­ги­че­ские ги­ган­ты, вновь пол­но­стью де­цен­тра­ли­зо­ван­ным. Если Blockstack столк­нет­ся с труд­но­стя­ми, сама кон­цеп­ция рас­пре­де­лен­ных ор­га­ни­за­ций может ока­зать­ся под угро­зой.

Обсудить эту новость, задать вопросы можно в Telegram чате
Подписывайтесь на наши новости в Telegram

 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Редактор. Директор по маркетингу. Криптоинвестор с 2015 года.