ICO, STO и IEO

Существует ли в Америке разумное регулирование ICO?

После нескольких месяцев рассмотрения Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) разъяснила свою позицию в отношении  инновационных токенов и ICO, сообщает Trustnodes. Историческую речь по этому поводу подготовил Уильямом Хинман, директор подразделения по корпоративным финансам SEC.

Эту речь стоит прочитать от начала до конца. Она отображает позицию SEC, которая сводится к тому, что токен изначально может быть выпущен как ценная бумага, но если он будет полностью функциональным или достаточно децентрализованным, или сеть не будет зависеть от одного человека или группы, тогда токен перестает быть ценной бумагой и становится чем-то другим.

Шейла Уоррен, глава Блокчейна на Всемирном экономическом форуме, который считается центром Четвертой промышленной революции, сказала:

«Положение SEC достаточно сложное, так как организации приходится лавировать между защитой потребителей и поддержкой новаторов. Этот подход показывает, что SEC проделала большую работу в изучении цифровых валют и способна тонко подходить к проблематике вопроса. Мы будем наблюдать за тем действительно ли создается безопасная гавань, основанная на децентрализации; и как другие группы будут развивать свои структуры управления».

SEC погрузилась в проблему летом 2017 года, после того, как индустрия не смогла создать саморегулируемую организацию, сказал Хинман. Поскольку проекты экспериментировали с различными способами проведения ICO, в нашей отчетности тех дней отражены лучшие практики. Одна из них – ограничение объема инвестиций, которое любой человек может совершить через KYC- процесс.

У последнего способа есть свои сложности, потому что отправка идентификаторов в проекты негативно сказывается на конфиденциальности, вызывая повышенные риски кражи личных данных.

Однако ограничения положительно отразились на распределении токенов из-за активности ботов, скупающих все за считанные секунды. Прогресс в этой области не всегда повторялся в других.

Анализируя проекты, вскоре стало понятным, что нужно было обозначить одну важную вещь: конечно же, мы говорим о хороших, честных проектах. Мошенничество – это нечто совершенно иное, и это уже зона ответственности правоохранительных органов.

Статус проекта «хороший» еще не означает, что он станет успешным. Чтобы оцифровать его шансы, мы продолжили работать с проектами, в которых уже был готовый продукт или действующий бизнес. За счет этого возможно оценить показатели доходов и прибыли.

Затем, когда мы снова посмотрели на проекты, которые уже провели  ICO, стало понятно, что они должны показать, что именно они делают с привлеченными деньгами.

В некотором смысле мы естественным образом повторно сформулировали Закон о ценных бумагах, но когда он был полностью готов, мы поняли, что он уже неактуален.

Он устарел потому, что SEC не занималась этим процессом в течение десятилетий. Никого не заботило то, как все это работало, до появления новой бизнес-модели, которая частично попадала под действие Закона о ценных бумагах.

То, что нам не понравилось в Законе о ценных бумагах, так это невозможность инвестировать при отсутствии больших капиталов. Это полностью противоречит принципам и смыслу работы ICO.

«Американский Закон о ценных бумагах требует, чтобы компании раскрывали информацию о своей деятельности. Но стартапы с осторожностью относятся к обмену информацией, которая может принести пользу их конкурентам, – говорится в отчете, посвященном анализу проблемы. – Если компания строит новый завод, она может рассказать об этом, потому что никто не может украсть завод. Другое дело крипто стартапы».

С 1933 года, когда был написан Закон о ценных бумагах, произошел структурный экономический сдвиг. Экономика перешла от производства к цифровой экономике, основанной на знаниях. Это значит, что многие требования к публичному раскрытию информации устарели и даже могут нанести ущерб экономике.

На наш взгляд, необходимо провести публичные слушания, чтобы узнать, как эти требования можно преобразовать в реалиях 21-го века. Некоторые из них необходимы, многие уже не нужны, нужно ли говорить, что SEC это заботит. В организации никогда не забывают, что они – слуги общественности, а не ее собственники.

С одной стороны, регулирование международной корпорации не должно отличаться от регулирования стартапа, даже если обе компании являются публичными компаниями. С другой стороны, токены нуждаются в собственном подходе к регулированию.

Доля в стартапе или компании дает вам долевое право собственности, а токен обеспечивает доступ к сети. Централизация собственности в компании не имеет значения, а централизация доли в сети очень нежелательна и даже опасна.

Существуют и спорные моменты, например, почему годовой доход в размере $ 100 000 был выбран в качестве исключения? Почему не $ 20 000 или $ 50 000? Почему краудфандинг ограничивается только суммами в $ 1 млн, когда есть ограничения в инвестировании в размере $ 2 000.

В Великобритании, например, и во всей Европе вы можете получить на краудфандинговой кампании $ 10 млн. Довольно существенное отличие от требований США, открывающее больше возможностей.

Также SEC разъясняет, что ICO-токены могут в конечном итоге стать товаром или валютой или чем-то другим, но не ценной бумагой. И это очень хорошо, потому что нам видится, что теперь можно достичь правильного баланса между удовлетворением потребности в информировании инвесторов и содействии в формировании капитала.

Мы думаем, что, учитывая огромный разрыв между законодательством США и ЕС в отношении краудфандинга, США также будут стремиться увеличить лимит суммы, освобождающей от уплаты налогов или иметь низкую ставку к сумме до $ 20 млн.

По мере развития этой сферы, может измениться и то, как регулятор будет помогать. Вся эта работа очень важна для SEC, она открывает важное сотрудничество с обществом, делает работу SEC более полезной для общества.telega

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Светлана Сухарева

Редактор. Переводчик. Криптоинвестор.

Подробнее в ICO, STO и IEO
EOS
Работа сети EOS остановлена

Запущенная несколько дней назад, сеть EOS перестала работать. Сеть была заморожена в 11 утра по лондонскому времени из-за неясной проблемы, которую...

Закрыть